December 31st, 2011

engine

Свидетели по делу политзаключенной Осиповой - нашисты!

Оригинал взят у alex_dars в Свидетели по делу политзаключенной Осиповой - нашисты!
По делу политзаключенной, члена партии «Другая Россия» Таисии Осиповой всплыли замечательные подробности. После них всё, что происходит в смоленском суде, даже судилищем не назовешь. Траги-фарс.

По делу как свидетели обвинения и одновременно понятые проходят три девушки.

Казакова Ольга Владимировна, студент «Орловской региональной академии госслужбы». Свидетель обвинения, якобы участвовала в одной из «закупок».

Шерстнева Мария Александровна, 1985 г.р., по специальности психолог, сейчас получает второе образование. Свидетель обвинения, якобы участвовала в двух «закупках», а также была понятой при обыске в доме у Осиповой.

Семенистова Светлана Сергеевна, 1992 г.р. студентка 3 курса торгово-экономического института РГТУ. Участвовала во всех закупках и была понятой при обыске.

Девушки, как девушки. Но, однако, девушки не простые. Особенно интересует активистка Семенистова. Везде успела поучаствовать.

Кто эти девушки?

Казакова Оля, оказывается член «Молодой гвардии «Единой России» в Смоленске, активист.

Шерстнева Маша, так же член МГЕР, кроме того, во время судебного заседания по делу Осиповой она сообщила, что познакомилась со старшим оперуполномоченным ЦПЭ Савченковым (ведет дело Осиповой) в своем ВУЗе, где была отобрана им для выявления политически неблагонадежных студентов сочувствующих оппозиции.

Семенистова Света, главная активистка, еще не выступала в суде, неужели и она имеет отношения к прокремлевским структурам? Да, имеет. Светлана Семенистова комиссар движения «Наши» в Смоленске.

Классно, да? Как можно верить таким вот свидетелям? У кого еще остались сомнения в заказном характере этого дела?

А вот и фотографии активисток:

Казакова Ольга
Казакова Ольга

Collapse )
engine

Трудный выбор

Уже как минимум месяц можно наблюдать ситуацию, когда у кремлежуликов выбор свелся всего к 2-м вариантам.

Судите сами - отправить Чурова в отставку плохо, не отправить тоже плохо. Разрешить очередной митинг плохо, не разрешить тоже. Показать митинг на ТВ плохо, не показать еще хуже. Признать даже 1 случай фальсификации на выборах плохо, не признать - не лучше. Примеры можно продолжать и далее практически до бесконечности.

То есть, если раньше этот выбор был между хорошо и не очень или между хорошо и плохо, то теперь им, похоже, приходится выбирать только между плохо и очень плохо.

Кризис, однако, за кремлевскими стенами...